Всероссийский отраслевой интернет-журнал «Строительство.Ru» опубликовал статью, которая посвящена прошедшему в стенах «Мосстройинформа» международному фестивалю «Дом на Брестской приглашает: архитектура, дизайн, ландшафт». Автор статьи – Елена Мацейко – в своем материале пытается найти ответ на вопрос «Есть ли у российской архитектуры свой стиль?», изучая работы участников конкурсной программы Фестиваля.

 

На днях в столице завершились сразу два значимых архитектурных конкурса: на площадке Стройкомплекса подвели итоги фестиваля «Дом на Брестской приглашает: архитектура, дизайн, ландшафт-2018», а также назвали лучшие проекты новых станций метро — тем самым представив для наблюдателя полный срез российской архитектуры.

 

…Тринадцатиметровые потолки, лепнина, дворцовые интерьеры — но при этом хай-тек, панорамное остекление, суперсовременные материалы. Такой, по мнению одной из участниц выставки, станет русская архитектура в недалеком будущем. Свой проект архитектор назвала масштабно: «Русский размер». Походив по залам фестиваля «Дом на Брестской приглашает…», понимаешь, что вся экспозиция фестиваля — это, в каком-то смысле, поиск русского размера в архитектуре, интерьере, дизайне.

 

Есть ли у российской архитектуры свой стиль

 

 

— Отечественной архитектуре настала пора всерьез задуматься о своем национальном своеобразии, — размышляет участница фестиваля «Дом на Брестской приглашает…», архитектор Анжелика Марзоева. — Что взять за основу? Европейские образцы — или все-таки обратиться к корням? Думаю, у нас есть прекрасные примеры совершенных с точки зрения архитектуры зданий. Взять тот же знаменитый Дом Пашкова на Моховой. Его пропорции идеальны. Мне кажется, именно таким канонам красоты — собственной, родной, незаимствованной — и надо следовать. Кстати, мастерская нашей собеседницы спроектировала оригинальный небоскреб, в основу которого положены пропорции и абрис Дома Пашкова.

 

Другое направление поисков «русского размера» предлагает архитектор Тотан Кузембаев, всю свою профессиональную деятельность давно и прочно связавший с Россией. Этот зодчий знаменит архитектурными проектами из дерева. На конкурс по реновации Москвы он предложил четыре варианта малоэтажной застройки, назвав проекты именами великих русских ученых: Менделеева, Ландау, Новоселова, Ломоносова. Архитектор  считает, что будущее российской архитектуры — за малоэтажкой, с использованием большого количества натуральных материалов, в частности, дерева.

 

Еще один путь — переосмысление устаревшей застройки, придание ей новых функций. Вот как, например, московская проектная компания Pryzm Group предлагает  переоборудовать ТЭЦ-16 в Москве: огромные печи закамуфлированы ярусными озеленением, что превращает их в любопытные арт-объекты.

 

— Если говорить о русском размере, это все-таки использование мирового архитектурного опыта, его переосмысление на нашей российской почве, — прокомментировал творческие поиски участников экспозиции известный московский архитектор Илья Заливухин. Кстати, самого Илью, который давно и профессионально  занимается городским планированием, в последнее время очень интересуют новые форматы жилья.

 

— Я уверен, что надо вернуть людей в центр города! Здесь театры, картинные галереи, хорошие парки. Сейчас в сердце Москвы располагаются преимущественно какие-то офисы, ведомства, государственные и коммерческие структуры. Это не совсем правильно.

 

Новая недвижимость, по мнению Ильи, это исторические особняки, которые активно переделываются в апартаменты, двухуровневые лофты и т.д. Средний класс с большим интересом присматривается к такому жилью. Вот этот новый формат, позволяющий жить в центре, пожалуй, и можно назвать русским размером.

 

На Нагатинском затоне опустят на глубину, а на Кленовом бульваре — поднимут в облака

На днях были объявлены результаты открытого конкурса на разработку архитектурного облика двух новых станций Московского метрополитена, «Нагатинский затон» и «Кленовый бульвар», — выиграли молодость и креатив.

 

В конкурсе участвовали 9 команд. Техническое задание было достаточно жестким, ведь подземное строительство — это огромное количество ГОСТов и СНИПов. Кроме того, существовали ограничения и по выбору строительных материалов — недорогих, но надежных. И обязательно российского производства. Но, как известно, ограничения порой проекту только на руку, они подстегивают творческую фантазию и изобретательность авторов.

 

— Предполагалось, что решение будет и красивым, и технологичным одновременно, — заметил на недавней пресс-конференции в ТАСС директор по проектированию АО «Мосинжпроект» Рустам Черкесов. Участникам, по словам Рустама Черкесова, предлагалось найти оптимальное художественное решение самих станций, вестибюлей, входных групп. Предложить варианты освещения и декора. В финал вышло 5 команд, из них жюри и выбрало лучших. Это архитектурное бюро «Za bor» (проект станции «Нагатинский затон») и мастерская Archslon (проект станции «Кленовый бульвар»).

 

Подводное царство

В проекте молодых архитекторов из бюро Za bor завораживает сама идея — на первый взгляд, очень простая. Сегодня архитектура увлечена поисками айдентики, своеобразия места. Вот и здесь ребята попытались связать архитектурное воплощение с особенностями территории.

 

Что такое Нагатинский затон? Это водное царство, царство рыб, любимое место рыбалки москвичей. Авторы решили использовать тему подводного мира в полном объеме: по стенам станции плывут огромные, завораживающе-красивые рыбины, населяющие местные речные заводи.

 

 

— Нам очень хотелось подчеркнуть неповторимость этого места, — говорит один из авторов проекта Арсений Борисенко. — Наша станция будет музеем рыб. Мы взяли 12 видов речных обитателей и воспроизвели их с энциклопедической точностью. Вестибюль авторы решили сделать в виде полога, имитирующего чешую. А сама станция как бы «погружает» на речное дно — пассажиры видят на потолке днище лодок, качающихся на поверхности воды.

 

— Думаю, на этом конкурсе нам удалось найти свежие идеи, — говорит главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. — Уже традиция, что именно на конкурсе метро появляются новые архитектурные звездочки.

 

О чем шумит Кленовый бульвар

Авторы второго проекта также взяли за основу культурный код местности. Совсем рядом — заповедник Коломенское, и грех было не использовать такое выразительное соседство. Идея пришла сама собой: потолки станции метро должны быть купольными, отсылая к куполам местной достопримечательности — дворца Алексея Михайловича.

 

 

В оформлении станции присутствуют два выразительных элемента: белые кирпичные арки и контрастный красно-черный пол из треугольных плит. Элементы освещения разработаны на основе технологии сетчатой керамики.

 

— Спуск под землю был нами переосмыслен как погружение в облака, — рассказал на презентации Александр Салов (бюро Archslon). Авторы принципиально отказались от кричащих, вычурных материалов и выбрали спокойные, гармоничные цвета,  подчеркнув скромность и простоту пространства.

 

И стиль, и личность, и расчет!

Главный архитектор Сергей Кузнецов не скрывает, что главный принцип, по которому выбирался проект-победитель — это соответствие культурному коду района, его айдентике. Кроме того, учитывалась и реализуемость задуманного. Оба проекта станций хорошо ложатся на тот достаточно небольшой перечень строительных материалов, которые предложены архитекторам для воплощения своих идей: это композитные плиты, керамогранит высокого давления, гранитная мозаика. Из нее, в частности, будут выполнены теперь уже знаменитые «нагатинские» рыбы.

 

 

— Конкурсы на выбор лучших проектов для метрополитена мы практикуем уже давно, — продолжает Сергей Кузнецов. — Набили себе на этом много шишек. Но и научились многому. Например, качественной реализации, позволяющей воплотить идею почти со стопроцентной идентичностью.

 

Новацией именно этого конкурса, по словам руководителя Организационного комитета конкурса, генерального директора агентства стратегического развития «Центр» Сергея Георгиевского, был предпроектный семинар с подрядчиками и производителями строительных материалов, используемых в метрополитене.

 

Недорого и небогато

— Как вы считаете, вкус у наших дизайнеров поправился? — поинтересовались мы у члена жюри "Дома на Брестской", дизайнера Аллы Шумейко.

 

— Безусловно. Мне кажется, российский дизайн сделал огромный скачок. Могу об этом судить по той очереди из работ, которая выстраивается на публикацию в интерьерных журналах. 10 лет назад такого не было. А сегодня появилось много современных хороших проектов.

 

 

Русский дизайн, в целом, потихоньку становится другим. Уходят в прошлое пафосные интерьеры с мрамором, позолотой, хрусталем и обязательной дорогущей мебелью из серии «дорого-богато». На смену приходит стиль скандинавский — с уютной мебелью, простой и по-домашнему комфортной отделкой. На пике эко-интерьеры: вертикальное озеленение, изобилие натурального, состаренного дерева, натурального камня, неброских цветовых решений. Но насколько это по-русски, сказать не может никто.

 

Елена МАЦЕЙКО

 

 

P.S.:

На фестивале «Дом на Брестской приглашает: архитектура, дизайн, ландшафт» было представлено в общей сложности около 250 работ 110 архитекторов и дизайнеров из России, Италии, Голландии, Украины, Молдовы и Эстонии. Лидировали по числу поступивших работ номинации «Архитектура жилых и общественных зданий» и «Городская планировка и планирование».

 

Гран-при в области архитектуры получил проект «Хорошевская гимназия», автор — Юлия Солдатенкова, проектно-технологический институт «А-Проект.К».

 

Обладателем Гран-при в области дизайна стал проект «Интерьер офиса», авторы: Ирина Мавродиева, Артур Гога и Анна Гога, московская архитектурная мастерская «AMG-project».

 

 

Оригинал статьи – ЗДЕСЬ.